—  Моя профессия – помогать людям: это уже итак трудно — приехать в чужую страну.

Я должен дать понять, что жизнь во Франции сложная, административная система во Франции сложная, Франция сильно помогает иностранцем, да, но я каждый раз пытаюсь донести до своих учеников, что если вы получаете RSA (социальное пособие для неработающих старше 25 лет — Mj), помощь от государства, то лишь только потому что это волеизъявление французов.

MJ Все ясно.

— И это хорошо, это открытость духа. Возьмем Алжир –- вас там не примут с распростертыми объятиями, если вы иностранец и приехали туда —  барахтайтесь сами.

Я должен дать понять, что жизнь во Франции сложная, административная система во Франции сложная, Франция сильно помогает иностранцем, да, но я каждый раз пытаюсь донести до своих учеников, что если вы получаете RSA, помощь от государства, то лишь только потому что это волеизъявление французов.

MJ Мой следующий вопрос о вашей профессии непосредственно. Кому проще изучать французский?

— Надо чтобы было понимание, что язык это очень важно.

MJ Мой вопрос ровно про это.

— Можно говорить что угодно [об индивидуальности], но два суданца,  которые друг с другом незнакомы, как например в одной моей  групп, —  у них абсолютно похожее поведение и манеры на уроках, и они делают одинаковые ошибки. Это значит, что действительно, реально существуют поведенческие схемы. Говоря о лучших учениках, в плане письма, самые лучшие – это азиаты. Почему ? Потому что, во-первых, азиаты воспитаны , можно даже сказать вымуштрованы на достижение успеха. У них очень высокая численность населения. И чтобы выделиться из толпы, они должны хорошо учиться: получить высшее образование в том числе является обязательным для преуспевания. Азиатские страны всем дают равные права, у всех есть возможность социального лифта. Даже если вы из бедной семьи, маленькой деревушки, вы можете стать кем хотите.

И именно поэтому, хоть это и каждый раз вызывает изумление, в письменном плане азиаты очень сильны. Они так вымуштрованы их школьной системой, что пашут как шахтеры. Посмотрите в их тетради, где они все подчеркивают фломастером: их тетради исключительно аккуратны, поля, дата –- все идеально.

Япония – страна, где вы имеете социальный лифт, Китай, несмотря на коррупцию, тоже дает такую возможность.

И именно поэтому, хоть это и каждый раз вызывает изумление, в письменном плане азиаты очень сильны. Они так вымуштрованы их школьной системой, что пашут как шахтеры. Посмотрите в их тетради, где они все подчеркивают фломастером: их тетради исключительно аккуратны, поля, дата –- все идеально.

А теперь про устную речь. Она для азиатов –- практически непреодолимое препятствие из-за двух причин.

В Южной Азии – Китай, Индо-Китай, Лаос, Камбоджа, Вьетнам и бывшие английские колонии – в произношении они практически не используют нижнюю челюсть, а во французском челюсть используется очень сильно. У них есть мускулы которые они могли бы задействовать, но они просто никогда раньше ими не пользовались.

Вторая причина это их родные языки, которые имеют односложные слова: тан, тон, тин, (произносит имитируя азиатскую речь – Mj).

MJ Произношение звука r ?

— Это тоже трудность, но не главная для них, потому что есть языки в которых r произносится по другому, но [их носителям] все равно удается хорошо выучить французский язык.

Азиаты же пытаются говорить по-французски в той же манере, в которой они говорят на своем языке. Но по-французски так не говорят.

MJ И тогда почему они лучшие?

— Они не лучшие. Они невероятно сильные в письме и теории, но очень слабые в устной речи.

Теперь о магребинцах. Тех, кто приезжает во Францию. Я не говорю об образованных магребинцах, потому что они говорят как французы. Я говорю о тех, кто приходят ко мне по направлению OFII, то есть приезжают сюда в основном по процедуре воссоединения семьи. Это люди, которые не учились дома, некоторые даже может быть не ходили в школу, это люди, говорящие более-менее корректно по-французски, но они говорят на французском по магребинскому типу.

Почему для них это составляет трудность?

Во-первых, арабский акцент имеет негативную коннотацию у французского населения. Вторая причина в том, что что магребинцы говорят и пишут по-французски не соблюдая орфографию. Допустим, они не различают i и  e.

Все французские e они будет писать как i. Писать, как говорить, и  это их самая большая трудность. Я говорю о людях, которых я знал и знаю, я не хочу чтобы ваши читатели приняли это как обобщение для всех магребинцев. Это те, с которыми я знаком. Это люди, которые не хотят изучать французский больше, чем они его знают уже, которые живут в среде своих пригородов, где им необязательно хорошо говорить по-французски. Арабский им достаточен и то, что они уже знают для них более чем. Люди с акцентами – португальским, испанским, итальянским – будут очень очень быстро прогрессировать, но в какой-то момент каждый из них достигнет своего потолка. Они сохранят достаточный уровень устного и письменного языка, для обыденной жизни. Они не будут пытаться совершенствоваться.

Европейские языки так же близки друг другу как славянские языки: русский украинский, сербский.

Mj Поскольку мы уже заканчиваем, я вам хочу задать вполне ожидаемый в связи с этой дискуссией вопрос. Вот Вы — президент страны. Что бы Вы изменили?

— Я бы изменил внешнюю политику Франции, отделился бы от США.

MJ Это ваша большая концепция, понятно.

— Необходимо дружить с США, С Россией, с другими странами, понятно мы дружим.

Но, во-первых, я должен стоять на защите интересов моей страны и я не должен защищать интересы больших предприятий.

На нежелание французских крупнейших предприятий оставлять свои производства во Франции, здесь отсутствие их интереса очевидно: они отлично продают за границей, — не беспокойтесь, французскому населению на это совершенно наплевать.

Раньше, когда мы защищали интересы больших предприятий, мы защищали интересы народа. Peugeot, ELF Aquitaine, TOTAL, Air France – они давали работу французам. Но как считать нормальным обоснование необходимости покупки французского, в ситуации, когда покупка Renault приносит стране меньше выгоды, чем покупка Toyota, просто потому что Toyota произведена во Франции, несмотря на то, что это это японская марка.

Мj Toyota хороший автомобиль.

— Да, конечно. Но на нежелание французских крупнейших предприятий оставлять свои производства во Франции, здесь отсутствие их интереса очевидно: они отлично продают за границей, — не беспокойтесь, французскому населению на это совершенно наплевать.

MJ Слушая вас сегодня, я совсем не понимаю, почему вам не нравится Марин ле Пен в итоге (смеюсь – Mj).

— Обещания Марин – это обещания 20-30-летней давности, практически тождественные обещаниям коммунистов…

MJ Для меня эта партия — это практически фашизм.

— Маша, фашизм это Бенито Муссолини, и исключительно в Италии.

Вы пытаетесь дать неправильный термин тому, о чем мы говорим. А я хотел бы быть верно понятым. Но скажем допустим, В СССР все не было тьмой, были и хорошие вещи, например, люди не голодали. Да, аресты, Гулаг, но было и что-то хорошее.

Когда я выбираю какого-то президента, я выбираю его не за то, чтобы он защищал интересы Словении или Литвы и я не хочу чтобы он защищал интересы США. Я хочу чтобы он защищал интересы моей страны. Иначе зачем мне французский паспорт? Тогда давайте все жить без гражданства.

Но мы почему-то теперь говорим, что СССР это плохо, а США это хорошо. Почему ? Потому что США нас освободили (Вторая мировая война — Mj). Но США нас освободили, потому что имели финансовый интерес тоже. Я хочу сказать, что когда я выбираю какого-то президента, я выбираю его не за то, чтобы он защищал интересы Словении или Литвы и я не хочу чтобы он защищал интересы США. Я хочу чтобы он защищал интересы моей страны. Иначе зачем мне французский паспорт? Тогда давайте все жить без гражданства.

Peugeot пережив страшный кризис 5-6 лет назад, сумели преодолеть кризис. У Renault 80% производств находится не во Франции, а у Peugeot то как раз – да. Говорить «покупаем французское» и предпочесть Renault при этом странно, потому что Peugeot намного более национальная машина.

Нужно понимать, что «помогать своей стране» и при этом «экономить», например, покупая Renault – все-таки лицемерие в большой степени. Я не голосую за людей, чтобы они делали политику в условной Греции, я голосую за людей, чтобы они делали политику во Франции.

В геополитике я не силен, в экономике тоже не очень, но дело которое я люблю – это языки. Поэтому я ищу решение, как преподавать лучше французский язык, историю, географию. По моему пониманию школа существует для того чтобы давать образование. Но не создана для того, чтобы давать воспитание. Воспитание должны давать родители. Вот в этой проблематике я могу участвовать как преподаватель языков, но может быть еще физкультуры.

Mj Вы не находите французскую школу хорошей?

— Школа стала местом социализации. В некоторых семьях дети закрыты в узком кругу и школа это единственное место где они могут общаться с другими людьми. Школа всегда была местом где мы учимся жить, учимся сосуществовать. Но это стало только этим, единственно этим. Школа перестала быть тем местом, где чему-то обучают, например, языкам, математике или обучают самый минимум.

Mj Вы сам не думали учиться дальше — на доктора например?

— Нет

Mj Почему?

— Я не методичен. Я обожал мои университетские годы, но каждый раз мне было очень нелегко сдавать работы которые требовали дипломной подготовки, зачеты, и пр. А университетская вселенная базирована на этом и это нормально. Университетские правила стоят на этом. С интеллектуальной стороны, они мне совершенно подходили, а с другой стороны –- совершенно нет, и когда я закончил обучение, я вздохнул с огромным облегчением ровно из-за всего того, что от нас требуют дополнительно писать и делать.

Люди сейчас думают, что университет существует для получения профессии. Нет, это не так. Университет существует для обмена мнениями и формирования образа мышления и нужно чтобы он таким оставался. А если необходимы знания для какой-то профессии, то лучше выбирать другой, не университетский путь.

Французский университет (Сорбонна была создана французами, а не греками) это место, где в идеале мы должны учиться изучать и думать. И сейчас это место превращается в нечто англо-саксонское. В англо-саксонской модели университет существует для обучения профессии.

Люди сейчас думают, что университет существует для получения профессии. Нет, это не так. Университет существует для обмена мнениями и формирования образа мышления и нужно чтобы он таким оставался. А если необходимы знания для какой-то профессии, то лучше выбирать другой, не университетский путь. Меня лично в университетском образовании не интересует сторона научных исследований и я не считаю что для этой конкретной работы нужна докторская степень.

Возвращаясь к вопросу политики, я сам себя могу представить максимум в министерстве спорта. Но даже и в этом случае я пессимист.

Mj Да неужели

— Я сейчас вам скажу что-то, что вас заставит подпрыгнуть на стуле. Я думаю, что самая лучшая система для сохранения страны – это диктатура.

Mj  (подпрыгиваю на стуле – Mj).

Но мы имеем огромные проблемы и катастрофы из-за диктатур,  культурных и религиозных различий! Нам всем, миру необходима глобализация.

— Да, но это не работает, потому что это слишком сложно. Глобализация это сложно, потому что все и всегда строится на обмене. Обмен чреват тем, что большие страны всегда съедят маленькие. Например в Бельгии или Валлонии в телевизоре что? Французские каналы. И мы снова возвращаемся к языку, политические течения проходят именно через это.

И мне именно на моем месте легче объяснить идеи, которые меня волнуют, свой образ мышления именно с точки зрения того, чем я занимаюсь. Я сделаю это лучше, чем если бы я был министром, лучше, чем если бы я был президентом.

 

Мария Ноэль

Виктория Констан

Амьен