Татьяна Щугорева-Перидьё

переводчик, редактор Maryjournal

Год рождения: В год моего появления на белый свет была основана компания «Майкрософт», впервые вышла в эфир передача «Что? Где? Когда?», а Папуа – Новая Гвинея была провозглашена независимым государством.

Дата рождения: 7 сентября – День независимости Бразилии.

Место рождения: Глухой таежный городок. Температура воздуха зимой заставляла красный столбик термометра отчаянно переползать за цифру 40. А летом людям приходилось бродить по улицам на ощупь, раздвигая гудящую густую комариную взвесь. Новосибирский научный центр – Академгородок. Флагман тогдашней советской науки, оазис вольнодумства в монотонном пейзаже увядающей империи. В лесах его блуждали молодые ученые, лохматые и вдохновенные, физики сражались с лириками; и, словно снежинки, слетались туда со всей страны полузапрещенные музыканты и художники.

Где училась: Сам факт рождения в Академгородке подразумевал едва ли не обязательную научную карьеру, дорога к которой лежала через ворота Новосибирского государственного университета. Однако склонность к морфологии и анализу, а также общегуманистический пафос толкнули тогдашнюю меня (почитательницу Чехова и Булгакова) на иную стезю: постигать врачебное искусство под началом бога Асклепия. Годы учебы в медицинском институте лишь на самом излете обернулись осознанием того, что если и хочется заниматься анализом, то текста, а не показаний кардиографа. Если морфологией – то слова, а не человеческого организма. А язык интересен не как орган вкуса, но как знаковая система. Отсюда и произошла внешне неожиданная метаморфоза – из педиатров в лингвисты. Отделение филологии НГУ стало истинной alma mater, на годы вперед определившей затейливую траекторию моего движения.

Где жила и работала: Сперва — выход на столичную орбиту, пробы пера, знакомство с материалом. Непродолжительная, но насыщенная работа в московских издательствах. Затем потянуло за пределы любезного отечества. С выбором страны особых вопросов не возникло. На дно широкополой шляпы была брошена одна-единственная свернутая бумажка, где было размашисто выведено – Франция. Поначалу – периферия. Перпиньян, Ницца. Изучение французского языка в университетах приморских регионов: в Восточных Пиренеях, близ Иберийского полуострова, потом – в Приморских Альпах, возле Апеннинского. Вскоре же стартовала карьера переводчика. Тут неожиданную службу сослужило, казалось бы, навсегда забытое медицинское образование. Медицинские переводы на время стали приоритетным направлением, во всей их увлекательной вариативности. Затем была работа в дизайнерском бюро и во французском доме моды. А после – снова переводы. Письменные и устные. Темы – от винодельческих регионов Франции до современного французского кино.

Город, в котором я живу: Довольно быстро центростремительные силы одержали уверенную победу над центробежными: Париж стал персональной столицей – точкой, где сошлись все основные направляющие жизни – личная, профессиональная и эстетическая.

Что я люблю: Умных людей, честность, море, солнце, волшебников, Париж, Центр Помпиду, хорошее вино, сыр, черешню, кунжут, длинные иностранные слова, черный лак для ногтей, последнюю фразу в книге Гарсия Маркеса «Любовь во время чумы».

Что я не люблю: Глупых и злых. Мороз.

Я думаю: Что работать ради зарплаты – это бесчеловечно. Что бедность в 21-м веке должна исчезнуть. Что Иосиф Бродский – великий поэт.

Если бы я была директором мира: Я бы давала деньги всем, кто попросит. Не по тому принципу, заработал или нет, хороший или плохой. А просто, потому что нуждается.

Важные события: Любовь.

 

Поддержать Maryjournal
Donate Button with Credit Cards